Контактный телефон:
+7 925 517 2846

Испания » Искусство » Архитектура » Романская архитектура

Романская архитектура Испании

XI, XII вв. и первая половина XIII в. представляют собой важнейший период испанской истории. Эти два с половиной столетия были временем наивысшего подъема реконкисты — борьбы испанского народа за освобождение захваченных арабами земель.

Благодаря реконкисте все процессы и особенности, свойственные средневековой Европе, приобретали в Испании особенно резкие, контрастные черты. Так обстояло дело и с ролью церкви. В условиях освободительной борьбы с маврами ее престиж, значение, экономическая мощь и влияние на психику испанцев были неизмеримо сильнее, нежели в любом другом месте европейского континента.

Активизация реконкисты и связанное с нею усиление роли церкви сопровождались глубокими переменами в характере архитектуры, прежде всего культовой. Они выражались в обращении к типам и формам сложившейся к середине XI в. романской архитектуры Франции. Франция была средоточием средневековой культуры. В глазах испанцев она была кроме того и оплотом христианского мира. Французы принимали самое активное участие в реконкисте. Среди иностранных колонистов, которыми государи Кастилии и Леона заселяли освобождаемые от арабов города, преобладали выходцы из Франции. Большинство представителей высшего духовенства также происходило из Франции.

И, что самое важное, уже с конца X в. испанские государи начали покровительствовать могущественному монашескому ордену бенедиктинцев, центр которого (Клюни) находился во Франции. Этот орден владел обширными землями и вел строительство на территории многих государств Европы. Но Испания с ее специфическими условиями, невиданно повысившими роль католической церкви, представляла для него особенно благодарное поле деятельности.

Следующим по значению фактором, приведшим к исключительно быстрому росту числа бенедиктинских монастырей, была якобы обнаруженная в 812 г. на севере Испании (в Галисии) гробница апостола Иакова. Усилиями бенедиктинцев место, где она была обнаружена, превратилось в международный центр паломничества. На пути к нему вырос ряд монастырей, сооруженных для обслуживания нужд паломников.

В то же время в архитектуре христианских государств Испании были сильны элементы мусульманской архитектуры. Продвижение христиан на юг сопровождалось колонизацией земель, захваченных прежде арабами. После длительного их владычества христиане застали здесь яркую и своеобразную строительную традицию, вполне отвечавшую местным климатическим и природным условиям, пустившую глубокие корни и приобретшую в ряде случаев подлинно народный характер. Рядовая жилая застройка Южной Испании и поныне сохраняет восточный характер.

В гористой, бедной лесами Испании основным строительным материалом служит камень — гранит, песчаник, туф. Обилие камня и дефицитность дерева обусловили высокое развитие мастерства обработки камня. Трудоемкость отески преобладавших в Испании твердых пород камня ограничивала применение декора. Поэтому здесь преобладают гладкие плоскости стен. Однако качество кладки настолько виртуозно, что она воспринимается как элемент архитектурной выразительности.

Особенностью испанского градостроительства того времени было возникновение большого числа новых, укрепленных городов, основывавшихся по мере освобождения захваченных арабами земель. Их системе и характеру планировки присущи все черты, свойственные современным им западноевропейским городам. Но ряд их особенностей — раннее строительство ратуш, отсутствие изолированного от общей системы городских укреплений военного замка, функции которого выполняла сторожевая дозорная башня, равномерное распределение укреплений вокруг городской территории — можно объяснить лишь статусом вольных испанских городов, рано освободившихся от сеньоральной зависимости.

Классическим примером планировки испанских городов-коммун XI в. может служить Авила. За этот город, бывший важнейшим форпостом центральной части Кастильского плоскогорья, велись ожесточенные бои. К моменту освобождения христианами Авила была почти полностью разрушена и опустошена. Это побудило Альфонса VI заселить город выходцами из Астурии, Леона и Галисии. В 1090 г. началось строительство могучих крепостных стен, почти не тронутых временем и являющихся самыми мощными из всех ранних городских укреплений, сохранившихся до сегодняшнего дня в Европе. Расположенная на относительно ровной местности на правом берегу реки Адаха, территория города, имеющая очертания почти правильного прямоугольника со сторонами 400 X 900 м, обнесена стеной с 88 башнями и 8 воротами, протяженностью около 3 км

Укрепленный собор, включенный в линию городских стен в наиболее уязвимом месте выполняет роль донжона, и его апсида является самой могучей из всех башен города. Сеть улиц Авилы чрезвычайно извилиста. Однако в ней можно проследить систему, характерную для всех испанских городов средневековья: все улицы стягиваются к площади ратуши и рыночной площади.

Облик города суров и живописен. Сложенные из крупного камня на растворе, могучие стены и приземистые башни увенчаны зубцами. Расположенные очень близко и на равном расстоянии друг от друга (с интервалом в 25 м), башни сильно выступают за линию стен. Строгая последовательность и ритмическая повторность могучих башенных объемов, лишенных каких бы то ни было элементов декоративного убранства, являла собой как бы квинтэссенцию сурового духа времени, полного опасностей и тревог.

С конца XII в. в систему укреплений городов-коммун стали включать приходские церкви с высокими сторожевыми башнями типа минаретов, которые располагались на площади у городских ворот, усиливая въезды в город, или в наиболее уязвимых местах укреплений. В городе Теруэль, основанном в 1170 г., было возведено 9 приходских церквей с дозорными башнями — одна в центре и 8 на окраинах города; четыре из них выполняли функцию городских ворот, а четыре других были возведены в наиболее важных стратегических пунктах у городских стен.

В Испании существовало также немало городов, возникших по соседству с укрепленным центром — замком или монастырем. Особенности их планировки хорошо прослеживаются на примере руин города-крепости Аларкон де лас Альтас Торрес. Его неправильный живописный план тщательно учитывает условия сложного рельефа и построен по жесткой схеме. На самой высокой точке плоскогорья, на вершине скалы возвышается могучий донжон, окруженный стеной с башнями. Этот миниатюрный замок опоясывают с трех сторон, отмечая собой уступы плато и ряд за рядом спускаясь к реке, линии укреплений с башнями и воротами, в свою очередь защищенными многогранными башнями.

Тип города-крепости смыкается с типом замка-крепости, повторяющим систему его планировки в несколько меньшем масштабе. Остатки грандиозной крепости XII в. Берланга де Дуэро с равным основанием можно рассматривать и как небольшой городок, окруженный могучей стеной, в восточной части которого расположен квадратный в плане замок сеньора с могучими угловыми башнями и мощным донжоном, и как замок, окруженный двойной линией стен.

Отсутствие качественной разницы между планировкой города-крепости и замка объясняется сходством их функций. Независимо от того, возводились ли замки военно-рыцарскими орденами, феодалами или королями, цель их строительства была единой. Как и города, они строились для защиты отвоеванных земель и как плацдарм наступления на земли, которые еще предстояло отвоевать. Кроме того, все земли находились под контролем короля.

Испанская романика почти не знает замков-резиденций. Период с XI до середины XIII в. был временем наибольшей активизации реконкисты и, как следствие этого, временем наиболее интенсивного строительства военных замков. Это отличает замки Испании от одновременных им замков остальной Европы, служивших жильем феодалам и укрытием от набегов воинственных соседей. Замки-дворцы, предназначенные для жилья сеньоров и защиты от посягательств короля и соседей, стали строиться в Испании лишь со второй половины XIII в., после того, как Пиренейский полуостров был почти полностью отвоеван христианами и опасность набегов со стороны мавров практически миновала.

Система испанского фортификационного строительства первоначально складывалась не без влияния фортификационного строительства арабов и французов. Замки испанцев, как и крепости мавров, отличались большими размерами, наличием нескольких рядов стен (чаше всего двух), равномерной постановкой на близком расстоянии друг от друга башен, сильно выступавших за линию стен. К чисто арабским особенностям, встречавшимся иногда и в крепостях, построенных христианами, относятся ступенчатые зубцы крепостных стен и башен. Стены замков либо возводились из гальки на известковом растворе (в этом случае они облицовывались каменными плитами), либо складывались из каменных блоков. Замки из обожженного или необожженного кирпича, распространенные у арабов, почти не встречались в христианских крепостях, как и башни прямоугольного плана.

Суровый облик крепостей, мерный, тяжелый ритм приземистых башен, ряды гладких стен, возвышающихся одна над другой, глубоко созвучны суровому безлесному пейзажу Кастильского плоскогорья. Замок Сальватиера, возведенный в XII в. на крутом, скалистом гребне, господствующем над долиной Баррос, — хороший пример этой архитектуры.

Близко поставленная по отношению к наружным укреплениям внутренняя линия стен служит как бы их непосредственным продолжением. Монолитность сурового объема крепости усиливается тяжеловесным ритмом массивных, почти цилиндрических башен, которые уступами возвышаются
друг над другом. Впечатлением суровой несколько мрачной силы замок во многом обязан и кладке из крупных блоков темного туфа.

В Испании, через север которой проходили международные паломнические пути к Сантьяго-де-Компостела и где находился их конечный пункт, было развито строительство, связанное с обслуживанием паломников. В полном соответствии с особенностями времени все типы строившихся зданий — больницы, гостиницы, дома призрения и т. д. — не выделились еще из общей системы монастырского ансамбля, а существовали как его составная часть. Постепенно начинается процесс отпочкования от единого монастырского комплекса отдельных типов гражданских зданий, который можно с достаточной определенностью проследить на примере каталонской готики. Имевшиеся в монастырях постройки светского назначения послужили прототипами общественных зданий романской и готической архитектуры — муниципальных, торговых и приемных залов. Этим и определяются историческая ценность и значение монастырей для последующего развития гражданской архитектуры.

От многочисленных монастырей, построенных бенедиктинцами вдоль дорог, ведущих к Сантьяго-де-Компостела, уцелело лишь несколько церковных зданий. Остальное либо разрушилось от времени, либо было перестроено. И только на территории Восточной Испании сохранилось много аббатств, построенных цистерцианцами, усовершенствовавшими систему монастырских построек бенедиктинцев. Прекрасно сохранившиеся монастыри Сантас Крёз и Поблет представляются классическими по последовательности воспроизведения идеальной схемы цистерцианского монастыря.

Наиболее своеобразными постройками в ансамбле обоих монастырей являются дормитории. Несмотря на значительную разницу в датах (дормиторий Сантас Крёз был начат строительством в 1191 г., а Поблет — в 1249 и окончен в 1297 г.), они характеризуются ярко выраженным единством. Это огромные залы, размерами первый 45,8 X 10,1 и второй 87 X 10,2 м, перекрытые серией поперечных стрельчатых арок, на которые опирается двускатное деревянное перекрытие.

Обусловленное чисто утилитарными к технико-экономическими соображениями, это решение вместе с тем представляется исключительным по своей художественной выразительности. Каркасная конструкция деревянного перекрытия — толстые продольные балки к более тонкие поперечные — имела вид прозрачной сетки, представлявшей своею хрупкостью выразительный контраст с массивной каменной кладкой стен и арок. Не менее выразительной была и другая деталь этой конструкции — поперечные арки. Большое число арок (19 в монастыре Поблет и 11 в Сантас Крёз), их мерный ритм и перспективное сокращение подчеркивали грандиозные размеры дормиториев. Простота и дешевизна смешанного деревянно-каменного перекрытия наряду с его высокими эстетическими достоинствами послужила причиной широкого распространения его в культовых и гражданских постройках каталонской готики.

Культовые сооружения испанской романики обнаруживают безусловную зависимость от французской архитектуры. В районах, освобожденных от арабов, возникали группы сооружений, общий характер которых определялся каким-либо ведущим местным зданием. Таким, а не единым процессом развития, явилось в XI—XII вв. романское храмостроение в северных районах Пиренейского полуострова. Но в каждой из создававшихся групп, хотя и очень робко, но проявляются ростки собственной архитектурной культуры, появление которых можно объяснить лишь влиянием устоявшихся народных традиций мосарабской архитектуры.

Крупнейшая романская постройка Испании — монастырская церковь Сантьяго де Компостела (1078—1120 гг.), возведенная в Галисии над воображаемой могилой апостола Иакова — конечным пунктом паломнического пути. Одна из пяти больших паломнических церквей, она полностью повторяла тип, сложившийся во Франции во второй половине XI в.

Портал западного фасада церкви Сантьяго-де-Компостела, называемый порталом «небесного блажества», — одно из величайших творений романской скульптуры. Он был выполнен по образцу знаменитого портала монастырской церкви Везлэ (Франция) испанским мастером Матео в 1168—1188 гг. Южнофранцузские традиции богатого пластического убранства порталов нашли в Испании благородную почву. Они импонировали развитому декоративному чувству местного населения, воспитанному идущей от вестготов традицией декоративной резьбы по камню и искусством мавританского Юга. Новые формы скульптуры, изображающей человеческую фигуру, освященные авторитетом церкви Сантьяго — паломнического центра, популярность которого в средние века соперничала с Римом и Иерусалимом, получили в Испании широкое распространение. Мастер Матео был незаурядным скульптором. Его фигуры пластичны, объемны, в них нет непосредственно ощущаемой зависимости от деревянной доски, свойственной произведениям его предшественников.

Типичный пример монастырской паломнической церкви представляет собой церковь Сан Мартин де Фромиста, построенная около 1066 г. по образцам церквей Южной и Центральной Франции. Это небольшая постройка с тремя почти одинаковыми по высоте нефами, трансептом и открывающимися непосредственно в них тремя апсидами.
Средокрестие увенчано восьмигранной башней, а западный фасад фланкирован двумя небольшими цилиндрическими башенками.

Церковь замечательна чистотой своего типа, согласованностью частей и красотой пропорционального строя. Наибольший интерес представляет характер освещения церкви, хорошо отвечающий климатическим особенностям страны. Почти равная высота всех трех нефов, слабый уклон крыши и отсутствие трифориев обусловили полумрак в интерьере, освещаемом лишь через окна боковых фасадов. Этот прием получил в Испании широкое распространение.

Другая особенность пространственной организации церкви — отсутствие хора и непосредственная связь апсид с трансептом — также получила всеобщее распространение в культовых сооружениях испанской романики. Она же, по всей видимости, послужила причиной появления такой специфически испанской особенности готических соборов, как перенесение функций хора в неф. Этот тип паломнической церкви послужил образцом для строительства приходских и монастырских храмов Испании в романскую эпоху.

О постепенном усилении самобытных черт в отмеченных французским влиянием культовых постройках свидетельствует церковь Сан Висенте в Авиле, начатая строительством в 1109 г.. Богато декорированный западный фасад с великолепным порталом контрастирует с восточным, почти лишенным декоративного убранства.

Строгостью, геометрически правильной четкостью форм он обязан прежде всего особенностям своей объемной композиции: квадратной в плане башне средокрестия, плоским крышам трансепта, башни и галереи. Эта композиция представляла собой логическое развитие особенностей покрытия церквей в Сантьяго-де-Компоетела, Фромисте и Сан Исидоро в Леоне. И если ранние, по многом французские по характеру церкви в Сантьяго и Фромисте имели призматические завершения башен и крыши с наклоном, то здесь зодчие, используя опыт крепостной и жилищной архитектуры арабов, сделали логический вывод из особенностей конструкции церквей с почти равной высотой нефов.

Более дешевая и простая в строительстве, хорошо отвечающая климатическим особенностям страны плоская крыша составляет одну из местных особенностей, приближающую внешний вид церкви к облику крепостных и жилых построек. Эта же особенность объемной композиции придает испанским церквам с их планом, таким обычным в бенедиктинской практике, своеобразие и резкость силуэта, которые достигались сопоставлением простых по форме и резко отличных по высоте объемов.

Одну из наиболее четко очерченных групп памятников представляют собой соборы так называемой саламанкской группы. Все они имеют уникальную в испанской романике особенность: средокрестие увенчано круглым барабаном с куполом на парусах.

Образцом для остальных построек послужил наиболее ранний по времени собор в Саламанке (закончен в 1160 г.). В нем особенности, свойственные романике, причудливо сочетаются с элементами восточной архитектуры. Традиционно «западными», идущими от ранних монастырских церквей, являются план и система объемно-пространственной композиции собора. Собор в Саламанке — один из немногих ранних примеров последовательного применения стрельчатого очертания арок. Чрезвычайно важную особенность составляют также крестовые своды, перекрывающие не только боковые, но и средний неф.

Основным элементом интерьера является купол. Покоящийся на четырех стрельчатых арках средокрестия, он вырастает на барабане, прорезанном двумя ярусами окон. Между ними проходят ребра самого купола, заканчивающиеся у основания двухъярусными колонками. Окна также декорированы колонками, совокупность которых образует нечто вроде наличников. Весь этот пышный декор и сочно моделированные колонны контрастируют со строгими формами нефов. Средокрестие, как композиционный центр здания, выделено также обилием света, щедро льющегося из многочисленных окон купола.

Такой же контраст, но на этот раз между гладкими плоскостями фасадов и подчеркнуто сложным пластичным убранством
купола, наблюдается и во внешнем облике собора. Здесь налицо одно из наиболее ранних проявлений того своеобразного понимания декоративности, которое стало характерным для испанской архитектуры последующих столетий: преобладание гладких плоскостей, по контрасту с которыми небольшие, но обильно декорированные плоскости выглядят особенно нарядно. Возможно, что склонность к перенасыщению орнаментом декорируемых элементов здания явилась следствием длительных контактов с арабским искусством.

Еще одну «испанскую» особенность собора составляет плоская крыша. Однако в отличие от большинства романских церквей с плоской крышей края ее увенчаны крепостными зубцами. Собор в Саламанке — пример крайне редкого в романской архитектуре Испании буквального подражания крепостной архитектуре, хотя и не выдержанного с последовательностью, свойственной португальским постройкам, где объемная композиция и очертания башен с плоскими крышами придают соборам подлинно крепостной силуэт.

Все позднероманские церкви Сеговии, по своей объемно-пространственной композиции и конструктивным особенностям примыкающие к бенедиктинскому типу монастырской церкви в ее местной интерпретации, имеют квадратную в плане башню над средокрестием и такую же, но более высокую башню у одного из боковых фасадов. Эти башни, близкие по формам к классическому типу арабской архитектуры - минаретам, встречаются и в других областях Испании.

Специфическую же черту сеговийских храмов, которая позволяет выделить их в особую группу составляют арочные открытые галереи у боковых фасадов. В церкви Сан Мартин галерея имелась не только на боковых, но и на западном фасаде, огибая сооружение с трех сторон. Перекрытия галереи, как и многих приходских церквей, были деревянными; декоративная трактовка стропил следовала арабским образцам. Галереи выполняли, очевидно, функции будущих общественных зданий — крытых рынков, бирж, судов — и служили местом собраний прихожан.

К концу романской эпохи в культовой архитектуре Испании заметно усилились арабские влияния. Благодаря реконкисте в состав христианских государств Пиренейского полуострова вошли области, где длительное владычество арабов наложило сильный отпечаток на культуру и быт местного населения. Участие в военных операциях реконкисты постоянно отвлекало испанских ремесленников от повседневных дел, не говоря уже о том, что самая война ложилась тяжелым бременем на плечи населения. В таких условиях только бенедиктинским монастырям, обладавшим очень крупными средствами, было доступно строить большие церкви и пользоваться услугами французских мастеров. Рядовые горожане предпочитали обращаться к беженцам с мавританского Юга (мосарабам), руками которых и было возведено подавляющее большинство скромных по размерам приходских церквей.

Местом, откуда стала распространяться традиция применения кирпича в культовом строительстве, был Саагун — резиденция большого клюнийского монастыря, расположенного на пути к Сантьяго-де-Компостела. Хотя кирпич стал впервые использоваться христианами в гражданской архитектуре еще в IX в., только через три столетия в районе Саагуна была возведена первая группа церковных зданий из кирпича, имеющих самостоятельное художественное значение и представляющих интерес именно с точки зрения использования материала. Строительство церквей в кирпиче, как бы получив санкцию и освящение фактом применения его бенедиктинцами в Саагуне, стало распространяться дальше на юг.

И по плану, и по объемно-пространственной композиции кирпичные церкви Саагуна примыкают к бенедиктинскому типу. Это — трехнефные, трехапсидные постройки с развитой квадратной в плане башней над средокрестием. Применение кирпича не лишило их особенностей, свойственных романскому зодчеству, но придало им ярко выраженный индивидуальный характер.

Самой ранней кирпичной церковью группы Саагуна является церковь Сан Тирсо, сооруженная около 1123 г. Но вполне сложившиеся постройки — церковь Сан Лоренсо в Саагуне и церковь в Лугарехе — принадлежат к более позднему времени — к концу XII и началу XIII в. Плоскости стен и апсид церкви Сан Лоренсо сплошь покрыты декоративными глухими арками. Мотив арок, но на этот раз в форме конструктивной сквозной аркады, повторен и в башне над средокрестием. Традиционная для испанской романики башня над средокрестием по ширине равна центральной апсиде; арки на фасадах апсиды находят непосредственное продолжение в вертикалях арок башни, да и самая башня выглядит естественным завершением апсиды. Плоскость восточного фасада сплошь украшают глухие подковообразные арки.

Развитая система декоративных форм в сочетании с мелким форматом кирпича создает иллюзию орнаментального ковра, покрывающего фасады здания. Этот необычный для испанской романики прием равномерного многократного повторения
одного декоративного мотива, благодаря которому фасад превратился в богато орнаментированную плоскость, был как и материал, заимствован из арсенала арабской архитектуры.

Один из лучших кирпичных храмов — церковь в Лугарехе (первая половина XII в ) — отличается от церкви Сан Лоренсо лишь в деталях: двойные уступчатые арки протянуты во всю высоту апсиды (в Сан Лоренсо они расположены в два яруса), и это подчеркивает стройность сооружения.

Своеобразным примером «романизированных» мусульманских форм является церковь Сан Лоренсо в Сеговии (первая половина XIII в.), где классическому типу каменной сеговийской церкви с арочной галереей вдоль бокового фасада придана не менее классическая для Саагуна квадратная кирпичная башня-донжон над средокрестием.

Испанская скульптура, бывшая неотъемлемой частью композиции храмов, представляет вместе с тем самостоятельный интерес благодаря ее обилию и большому количеству первоклассных образцов. Одну из композиционных особенностей испанских храмов, тесно связанных и с особенностями скульптурного убранства, составляет сосредоточение всего богатства круглой и орнаментальной скульптуры в определенных, строго регламентированных местах. В церкви таким местом сосредоточения скульптуры является входной проем. Его значение в общей композиции храма подчеркнуто контрастом между насыщенным скульптурой порталом и суровой гладью кладки, лишенной всякого декоративного убранства. Эта черта особенно заметна в церкви Аграмунт, законченной во второй половине XIII в..

Контрастность в размещении скульптурного декора присуща и монастырским клуатрам, в частности знаменитому клуатру монастыря Санто- Доминго-де-Силос (рубеж XI и XII в.). Горельефы, изображающие несение креста , Успение и т. д., расположенные в угловых частях аркады, как бы включаются в ее ритм и тем самым в ее композицию, но вместе с тем предельная насыщенность строго ограниченного поля ниши крупной пластикой фигур выделяет ее из общего ряда открытых арок.

Таким образом, в романскую эпоху испанская архитектура представляла собой чрезвычайно сложную картину, в которой типологически различные отрасли зодчества развивались самостоятельно, питаясь разными традициями, происходя из разных источников. Фортификационная архитектура многими своими особенностями была обязана маврам; в жилищной архитектуре наряду с «северным» типом жилого дома бытует тип восточного жилья с плоской крышей; в культовой архитектуре наряду со строительством храмов по французским образцам дают о себе знать арабские и вестготские традиции.

Подобно тому, как успехи реконкисты в XI — первой половине XIII в. определили будущее Испании, так и архитектура
романского периода, несмотря на всю разнородность составляющих ее элементов, явилась источником будущей национальной испанской архитектуры, которой отныне предстояло развиваться по пути дальнейшей ассимиляции унаследованных ею строительных культур.

Испанское искусство:

Живопись
   Музеи
   Художники
   Репродукции:
   XIV - XVI вв.
   XVII - XVIII вв.
   XIX в.
   XX - XXI вв.
Скульптура   
 Скульпторы
 Фотоальбом скульптуры:
   XV - XVIII вв.
   XIX в.
   XX - XXI вв.
Архитектура
  Архитектурные стили
   Архитекторы
   Фотоальбом:
   XV-XVII вв.
   XVIII в.
   XIX в.
   XX - XXI вв.

Историческая справка
Испания



Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика